Аналитика

Belretail.by. Мнения экспертов. Когда из минских и беларусских ТРЦ уйдут продуктовые магазины?

16.03.2020

Источник: https://belretail.by

Агентство PricewaterhouseCoopers в своем очередном отчете сообщило, что у потребителей постепенно исчезает или уже исчезла привычка ходить или ездить за продуктами в торгово-развлекательные центры. Насколько это актуально для Беларуси мы поинтересовались у ведущих экспертов по нашей стране.

Это особенно актуально на развитых рынках, где количество и плотность продуктовых магазинов находится на высоком уровне.Как следствие ТРЦ делаются все менее торговыми и все более развлекательными. В том числе и в Беларуси.

К примеру, даже в России до конца года из моллов могут уйти продуктовые ритейлеры, такие как «Лента», «Перекресток», «Ашан».

Уход продуктовых магазинов из ТРЦ, тренд

Аналитики утверждают, что для обеспечения доходности и платежеспособности арендаторов ТРЦ вынуждены наращивать трафик, т.к. растет доля посетителей, которые приходят в ТРЦ не за покупками. Т.е. ТРЦ должен постоянно привлекать новых посетителей.

Падение привлекательности супермаркетов, расположенных в крупных ТРЦ объясняется изменением потребительского поведения. Вместо поездки за продуктами в молл жители городов предпочитают приобретать необходимые продукты в «магазинах у дома». Причем по дороге домой можно найти магазины различных ценовых сегментов.

Кроме того, в Минске активно работает е-доставка а также сервисы по доставке готовой еды.

Продажи также падают в таких сегментах как книги, подарки, одежда, электроника, товары для дома и пр. Эти товары гораздо проще и выгоднее заказать онлайн.

Вывод: торговые центры в ближайшем будущем станут своего рода выставками: туда будут ходить развлекаться и посмотреть на товар, который потом можно будет купить онлайн. Ну и ходить обедать на фудкорты, назначать встречи и пр.

Belretail.by поинтересовался у беларусских экспертов, насколько быстро данный тренд придет к нам и уйдут ли вообще продуктовые супермаркеты из крупных ТРЦ.


 Валентин Соколовский, Менеджер по развитию бизнеса в консалтинговой компании Civitta, в прошлом руководитель отдела по работе с торговыми сетями компании Nielsen Belarus

Валентин Соколовский

Менеджер по развитию бизнеса в консалтинговой компании Civitta, в прошлом руководитель отдела по работе с торговыми сетями компании Nielsen Belarus

Давайте говорить про Минск – тренды обычно задаются здесь, и потом уже их подхватывают регионы. В ближайшие два-три года я не ожидаю громких уходов продуктовых супермаркетов из ТРЦ именно по причине изменения покупательских предпочтений.

С одной стороны, альтернатив для владельцев ТРЦ не очень много, и они будут держаться за «якорей» до последнего. С другой стороны, у розничных сетей нет причин принципиально менять бизнес-модель, скорее они будут заниматься её настройкой и, возможно, экспериментировать с новыми сервисами в торговом зале. Это связано с тем, что московские тренды, угрожающие трафику гипермаркетов (онлайн-доставка продуктов независимыми игроками, продуктоматы, dark kitchen), до нас ещё не добрались.


 Анна Заборонок Управляющий партнер компании ASCOM Group, консультант в области ритейла

Анна Заборонок

Управляющий партнер компании ASCOM Group, консультант в области ритейла

Это многогранная история, которая будет развиваться step by step.

Раньше, когда девелопер проектировал торговый центр, наличие продуктового якоря было обязательным условием. Причем выбор того или иного food-оператора, с точки зрения ценового сегмента, в значительной степени определял пул всех остальных операторов. Это позволяло максимально эффективно переводить количественный трафик в качественный. Действительно, продуктовые якоря генерили трафик, и люди уже постфактум потребляли все остальное.

Однако с развитием продуктовых торговых сетей, и особенно формата «магазин у дома», операторы стали ближе к покупателю. У людей начала формироваться другая культура. Сегодня больше нет необходимости ехать за продуктами питания в торговый центр. Поэтому food-операторы начали сокращать площади в ТРЦ. Сегодня иметь 4-6 тыс. кв.м неактуально и дорого.

Тем не менее продуктовые операторы в Беларуси пока еще генерируют определенный трафик, но с точки зрения дохода они гораздо комфортнее себя чувствуют в отдельно стоящих объектах. И владельцы сетей это хорошо понимают.

Какие направления будут расти?

  1. Поскольку у людей увеличивается скорость жизни, и ценность времени стоит во главе угла, в Беларуси уже развивается тренд еды вне  дома в разных форматах: завтрак, обед, ужин вне дома, быстрая еда вне дома, офисные встречи на ресторанной территории и пр. И, соответственно, место якорей начали занимать фудкорты.
  2. Очень активно развивается формат фудхоллов, когда ресторанные концепции пошли в торговый центр. На одной локации невозможно сгенерировать трафик тремя-четырьмя операторами фудкорта. Необходимо сделать максимальный пул. То есть это будет и грузинская кухня, французская, ливанская, русская, белорусская, украинская кухни в ресторанном формате. Сегодня это наиболее актуальный тренд. Такие фудхоллы становятся очень привлекательными якорями в торговых центрах.
  3. Зона развлечения пока является основным якорем для ТРЦ, но все чаще в данном направлении возникают вопросы. Сегодня доказано, что кино, по сути, не генерирует необходимый трафик. Это скорее проходной трафик. Мы видим, что открыли кинотеатр, и у нас на 30% выросла посещаемость ТРЦ. Вопрос, что со средним чеком происходит у остальных арендаторов.

Кинотеатр хорошо работает только на операторов фудкорта или фудхолла. Однако и на территории кинотеатров уже появился свой общепит, а завтра там появится детский развлекательный центр. И это будет уже совсем другая история.

В итоге: управляющей компании необходимо встраивать концепцию каждого арендатора в общую историю.

Успех явно будет очевиден, если делать упор не на fashion, а на развлечение. Это особенно актуально для областных центров, где в принципе некуда пойти.

Вообще разница между Минском и регионами в этом смысле значительная. Как Минск отстает от Москвы условно на 5 лет, так и регионы от Минска отстают на те же 5 лет.

Когда мы говорим, что 35% площади должны занимать развлечения с фудкортами, инвесторы нас отказываются понимать. Однако необходимо работать на опережение. Любая перестройка торгового центра это затратный процесс — не спроектировал кинотеатр сразу, потом затраты умножай на два.

На сегодняшний день рынок регионов и рынок Минска принципиально различные. Регионы сегодня можно развивать еще по классической схеме: дать продуктового оператора, дать сбалансированную категорийную матрицу, дать беспроигрышный вариант — кино плюс беспроигрышный вариант еды — фудкорт. И объект будет успешно работать ближайшие 3-5 лет.

Кроме этого существует разница между западной и восточной Беларусью. Это все клиентский опыт. Нельзя ломать человека, к нему надо подстраиваться и тонко им управлять. И поэтому торговому центру в Витебске мы предлагаем один пул операторов, в Гомеле мы будем предлагать совсем другой пул арендаторов, и не такой как в Гродно.

Кто тренды улавливает, тот успешно адаптируется.


Денис Четвериков

Денис Четвериков

Управляющий партнёр Colliers International в Беларуси

На самом деле отмеченные глобальные тренды наблюдаются и на рынке торговой недвижимости Беларуси, но, как часто бывает, вопрос в деталях. Одно дело США, где покупательская способность населения – одна из самых высоких в мире, и моллы развиваются с середины прошлого века, прошли все этапы эволюции торгового пространства в торгово-досуговое с относительно высоким уровнем развития интернет-торговли. А другое дело – Беларусь, где относительно современные ТРЦ начали появляться лишь последние несколько лет.

Конечно, мы можем говорить о том, что некоторые форматы уже ощущают влияние интернет-торговли и начали соответственно меняться: супермаркеты бытовой техники и электроники, детских товаров и прочие. Традиционные сетевые продуктовые гипермаркеты также уже почувствовали изменение потребительского поведения, в связи с чем у профессиональных игроков рынка да и у самих покупателей появилось ощущение, что огромные торговые залы уже не нужны: вместо залов на 6-8 тыс. кв.м и общей площадью 9-11 тыс. кв.м сегодня более актуальны форматы меньшего размера с залами 3-5 тыс. кв.м и общей площадью 5-6 тыс. кв.м.

Однако гиперболизировать вышеописанный тренд и бить в набат пока все-таки преждевременно: звучат все эти истории с отмиранием торговли и ее миграцией в интернет, господством развлечений и досуга очень красиво, но мы живем в Беларуси. И рынок у нас, мягко говоря, не самый динамичный, многие тренды, особенно в сфере торговой недвижимости, приходят к нам с некоторым опозданием: можно вспомнить, как Zara приходила к нам 10-15 лет, KFC и другие бренды фаст-фуда зашли на белорусский рынок только после многолетней успешной работы McDonald’s.

Поэтому, можно сделать такой вывод: есть тренд на сокращение размеров ряда супер- и гипермакетов, и трафик в ТРЦ гипермаркеты уже не генерируют в тех объемах, как даже несколько лет назад, особенно в Минске.

Также стоит отметить, что внимание управляющих торговых центров направлено на возможные альтернативы в сфере общепита, развлечения и досуга. Однако говорить, что продуктовые супермаркеты исчезнут из ТРЦ пока все-таки преждевременно. Скорее они скорректирует форматы и размеры: продукты сохраняются в качестве обязательной товарной группы, в первую очередь для того, чтобы закрыть разнообразные потребности покупателя – в том числе и потребности в выборе товаров повседневного спроса.

ТРЦ по-прежнему в Беларуси удовлетворяют и будут удовлетворять в первую очередь покупательские запросы посетителей, трансформируясь постепенно: меняя формат и размер магазинов, увеличивая долю специализированных магазинов (в том числе продуктовых), постепенно увеличивая досуговую составляющую. И надо сказать, кластеры для работы и проведения бизнес-мероприятий (с коворкингами, конференц-залами и прочее) в минских ТРЦ пока по различным причинам не приживаются. А продуктовые супермаркеты, например, пока не только не ушли из ТРЦ, но имеют тенденцию «прилепляться» к бизнес инфраструктуре, все чаще появляясь в проектах не только ТРЦ, но и, например, бизнес-парков. Впрочем, тема «обратного тренда» достойна отдельного освещения.


Kestutis Isakas

Kestutis Isakas (Кястутис Исакас, Литва, Латвия)

Эксперт по маркетингу и ритейлу, руководил департаментами маркетинга в торговых сетях Maxima, JYSK, многолетний опыт работы с торговыми центрами Литвы и Латвии («Акрополис Каунас», «Озас», «Бабилонас», «Рига плаза», Утенос «Аушра», «Биг»).

Сегодня гипермаркет или супермаркет, расположенный в торгово-развлекательном центре, так или иначе дает примерно 15-20% трафика. В странах Балтии ни один ТРЦ не представляет себя без food-оператора. Однако сами food-сети стремительно меняют свои концепции: появляются специальные зоны, мини-фудкорты, внедряются технологии, внутри самого продуктового магазина возникают маленькие магазины, в которых продаются продукты отдельных категорий (например, сыры, фермерские продукты, мясные продукты, оливковые масла и пр.). Все это делает такие гипермаркеты более привлекательными и обеспечивают необходимый поток посетителей.

Я не верю в то, что food-оператор полностью уйдет из ТРЦ. Все эти утверждения похожи на то, что вот электронная коммерция «убъет» fashion-бренды. Тем не менее, магазины успешно работают. Тут следует помнить, что интернет-торговля, например, в Латвии составляет в некоторых сферах около 10%.

Для владельца ТРЦ важно получить такой микс операторов в своем объекте, который обеспечит потоки посетителей с разными потребностями. Если объект уйдет в развлекательную тему, то даже большого потока посетителей может не хватить, чтобы обеспечить доходность существующих магазинов. Т.е. важен баланс между food, fashion, фудкортом, развлекаловкой, услугами и прочими операторами.

Посещаемость гипермаркетов и супермаркетов прежде всего зависит от них самих: насколько они могут быть современными и соответствующими потребностям аудитории. В некоторых современных гипермаркетах оборот от собственного производства и дополнительных услуг может достигать 40%. У объекта только с полками товаров в ТРЦ нет будущего. Все это уже есть в магазинах у дома.